Nekotorye Tak (koukhto) wrote,
Nekotorye Tak
koukhto

Лабиринты-начало продолжения

Напоминаю, что ниже идет речь о вот этом загадочном портрете (плюс у clement'a здесь):



Возможно, портрет написан в Милане ок. 1510 г. Это таинственное полотно заслуживает детального изучения. Перед нами поясной портрет молодого человека, изображенного на фоне отдернутой занавески, за которой справа виден некий пейзаж: кентавр в тунике, возможно, Минотавр или Несс [кентавр из Деяний Геракла - NT], входит в воду, подняв над головой палицу. Кентавр подбирается к другой двум лебедям [между прочим,, лебедь входит в импрезу Клод Французской, тогдашней королевы Франции - NT] один из которых (самец?) преследует другого (самку ?). Черный плащ молодого человека расшит одинаковым узором-плетенкой, который повторяется двадцать-два раза; на груди изображен лабиринт церковного типа, состоящий из десяти кругов. Вход в лабиринт находится вверху, рядом изображена сосновая шишка, над верхушкой которой помещены семь жемчужин. Правой рукой молодой человек держит рукоять меча, левую положил на клинок, направив указательный палец вниз, к краю полотна (подробнее о символическом значении жестов левой руки см. ил. 375, 76 [Доссо Досси? Портрет неизвестного мужчины и Джироламо Бедоли-Маццола Портрет ученого]).


О портрете ниже.

И Бедоли - такой радостный маньерист, который никак не мог расстаться со старой символикой, - отчего-то переведенный (или изначально поданный) в книге как "Портрет ученого":

[может Вы думаете, что в атрибутах этого роскошного портрета стоит слово "labirinto"? Нет, конечно!]
В русской книге Керна портрет воспроизведен столь черно-бело, что самого лабиринта совершенно не видно и читателю приходится верить автору совершенно на слово.

О значении жеста говорится следующее (повторится потом дословно ниже:
"...напоминает о каком-то неприятном событии , так как ... указывает на него левой (sinister) рукой"...."движение влево, в направлении противоположном солныу, означает удаление от света, к смерти". А в портрете антиквара вообще говорится о "зловещем значении левой руки". Она держит песочные часы. Хуже можно, но некуда.

Черная шляпа вышита узорами из ветвей с листьями и шипами. Плащ подбит светлым рысьим мехом с темными пятнами. К шляпе прикреплены пять перьев, сколотых эмалевой брошью, украшенной импрезой. На ней изображен тонущий корабль с человеком на борту, окруженный зелеными деревьями. Сверху написан девиз: «Esperance me guide» (фр., «Меня ведет надежда»). Кто изображен на этом портрете пытались определить три исследователя.

Ч. Берд предполагает, что это Франсуа де Лаваль, сеньор Буадофина, дядя архиепископа Амбрэна. Импреза последнего, включавшая изображение лабиринта была опубликована в книге Клода Парадена «Героические девизы» (ил. 363).


В книги Парадена лабиринт нарисован с ошибкой: у него нет входа в центр.
Тот же девиз вкупе с лабиринтом украшает вместе с другими эмблемами потолок лоджии дворца во французском городе Данпьер-сюр-Бутонн. В 1573 г. данный мотив появляется на портрете лорда Рассела (илл. 377) Я. Ван Леннеп и Фулканелли полагают, что эта эмблема представляет собой символ трудностей, с которыми сталкиваются алхимики в процессе "Великого делания".



К этому выводу Берд пришел методом исключения, поскольку не знал других эмблем с изображением лабиринта, если не считать двух, упомянутых Якопо Джелли [? - NT]. На самом деле лабиринты часто использовались в эмблемах и девизах, поэтому выводы Берда представляются нам неубедительными. Кроме того, эмблема, опубликованная Параденом, снабжена девизом: «Парки найдут выход», в то время как данный экземпляр, несомненно, представляет символ сохранения тайны.

С другой стороны, представляется, что девиз на броши, не замеченный Бердом, указывает на то, что изображенный на портрете молодой человек – уроженец Франции. В своей статье «Легенда о лабиринте» (с. 84 и далее) А. Омодео воспроизводит эмблему с изображением лабиринта (см. илл. 366 ...), принадлежащую семейству Беккариа из Павии (из книги Луки Контиле «Ragionamento…». Павия, 1574).



На основании этой иллюстрации, не приводя никаких доказательств, автор статьи высказывает мнение, что на портрете работы Венето изображен член семьи Беккариа.

Авторы каталога живописи музея Фицуильям, Гедисон и Робертсон, подвергают иконографию портрета совершенно другой интерпретации. Исследователи не ссылаются на источник, но, очевидно, основывают свой анализ на книге Яна Амоса Коменского (1592-1670) «Лабиринт мира и рай сердца) (ил. 378 [ничего к рассказу не добавляет - NT]), написанной в 1623 г. и опубликованной в 1631 г. Согласно мнению авторов каталога, изображенный на портрете человек является членом эзотерического общества; символика изображения расшифровывается следующим образом: меч – это меч разума, сосновая шишка – огонь разума, семь жемчужин – семь звезд или семь духов Божьих, тонущий корабль и девиз – надежда (аллюзия на кораблекрушение апостола Павла, символизировавшее гонения на Церковь), плетенка – вечность, лабиринт – земная жизнь, вышивка на шляпе – терновый венец. Данная интерпретация, основанная на труде Коменского, едва ли убедительно ввиду того факта, что портрет был написан более чем за столетие до создания книги.

Кроме того, наличие французского девиза говорит о том, что изображенный является французом. Возможно, это офицер французских войск, которые в 1499 г. заняли Милан и ввели в Италии моду на импрезы (...). Действительно, ключом к идентификации личности изображенного является не лабиринт, а эмблема, поскольку именно она призвана отразить личные планы и духовные устремления ее обладателя. Несмотря на предпринятые мною долгие изыскания, я не смог идентифицировать личность изображенного, так как в настоящее время мне не доступен ни один index emblematiqus, хотя существует указатель, составленный П, М. Дали (Монреаль). Лабиринт на груди молодого человека, возможно, является не личной эмблемой, а символом сохранения тайны: он надежно охраняет секреты молодого человека. И если кентавр на заднем плане – это Несс, то изображенный является военачальником, известным в истории под именем Геркулеса Х [кто имеется в виду? Что-то потеряно при переводе]. См. также импрезу Консалво Переса ( ил. 365),



изображения Минотавра работы Вальтурия и Альчати ( ил. 315-319)


Лабиринт нарисован неправильно - это копия с итальянского манускрипта, страница из которого плохо воспроизведена в книге.
В книге Керна утвержается, что ЭТО - бык-минотавр [а бывают барышни?], но ниже упоминается об украшении знамен изображениями волков, лошадей, кабанов, орлов. Я голосую за то, что ЭТО - кабан!

Военные планы полководцев должны быть столь же изменчивыми, запутанными и тайнами как лабиринт - жилище минотавра



и инталии и плакетки, помещенные выше (илл. 370-373).

Ранее считалась античной.



Кстати, тут же приводятся плакетки с деревом в центре лабиринта, что к картине Венето не относится, что только усиливает слова о том, что лабиринт был крайне распространен в импрезах.

Возможно, лабиринт на груди молодого человека имеет отношение к обычаю, описанному А. Озанамом (Ozanam, p. 92, 178). Согласно этому обычаю вышивки с изображением лабиринта – знака сохранения тайны – часто украшали парадные одеяния византийских императоров. Источник, цитируемый Озанамом – «Золотое описание Рима» («Graphia aures urbis Romae»), - на самом деле является подделкой, появившейся лк. 1030 г. (см. с. 275 наст. Изд), но нельзя исключать того, что хроника оказала влияние на появление в портрете данной детали: упомянутый текст был хорошо известен и долгое время считался достоверным документом.

----

Вот такие вот размышления-предположения.
Но Венето потом привел нас к другим живописным лабиринтам, и кроме портрета, возможно, кисти Досси, были еще те два, что упомянуты выше (в т.ч. портрет лорда Рассела) и также лабиринты любви и предостережения, и лабиринт Леонбруно.

Возвращаясь к Досси.

На вид изображенному около тридцати лет, он стоит на фоне занавеса; за низким парапетом, на ктором покоится его правая рука, рядом лежит груша. Отвернувшись в другую сторону, указательным пальцем левой руки мужчина указывает на десятикольцевой лабирин церковного типа, вырезанный на уступе парапета. За занавесом виднеется пейзаж с ослом, нагруженный дичью. Выразительный жест мужчины говорит о важной роли лабиринта как на этом полотне, так и в жизни изображенного человека. Лабиринт явно напоминает о каком-то неприятном событии, так как мужчина указывает на него левой (sinister) рукой (см. илл. 372, 376) и намеренно отворачивается с печальным выражением лица и отсутствующим, рассеянным взглядом. Он отвернулся не затем, чтобы взглянуть енще на что-то, но лишь затем, чтобы не смотреть на лабиринт. Груша, изображенная левее, навела Ф. Гиббонса на мысль, что на портрете изображен знатный феррарец Анджело Перондоли, герб которого включает в себя шесть груш [Перондоли упоминается также в статье о портрете Досси в Journal of the Warburg and Courtauld Institutes, в 1966 г....., но я доступа к компьютерам, например, экономфака не обладаю, а следовательно фиг мне - NT]; к тому же Досси был ведущим художником феррарской школы XVI в. Гиббонс считает, что неприятное событие произошло, когда 9 января 1521 г. Перондоли был вызван из Феррары для управления суровой провинцией Гарфаньяной. Однако этот случай едва ли мог послужить поводом к написанию портрета, особенно если учесть кратковременность неприятного задания. Указывая в центр лабиринта, мужчина утверждает, что все еще находится в его середине и что запутанное дело представляет собой бремя, которое он до сих пор вынужден нести. Таким образом личность изображенного остается невыясненной. Гиббонс ошибочно – или, по меньшей мере, приводя ложные доказательства – исключает вероятность того, что мужчина на портрете может принадлежать к мантуанскому семейству Гонзага. А ведь план нарисованного здесь лабиринта мало чем отличается от плана водного лабринта с фрески в палаццо Дукале (ил. 355).
Оба принадлежат к шартрскому типу (...). Более того, в своих эмблемах Гонзага использовали не один тип лабиринта, как утверждает Гиббонс, а различные варианты. Это семейство поддерживало с Феррарой тесные связи, поскольку Изабелла д’Эсте (1474-1539), дочь феррарского герцогаЭрколе I, была матерью мантуанского герцога Федериго II (1500-1540). В 1524 г. Досси по приказанию Изабеллы украсил лоджию в Мантуе фресками с видами феррарского дома герцогини. Два года спустя художник получил заказ на портрет знаменитого ученого Андреа Альчати – отца искусства эмблематики, работавшего в Ферраре и других местах (...).

----

Впереди еще два небольших цитирования про портрет антиквара и портрет лорда.

Но скорее всего это уже после отпуска в Праге. Гип-гип ура!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 35 comments