Nekotorye Tak (koukhto) wrote,
Nekotorye Tak
koukhto

Не читала, не участвовала, не состояла. Александр

Приурочим. Все равно ведь собиралась записывать.

Галицко-Волынское княжество это такая отдельная интересная история, которая никогда не будет рассказана, потому что последнее n+1 столетие это не является политически корректным в это государстве (ВСК, КМ далее везде). Даже у ВКЛ появился шанс. Но не у ГВК.
Но это одно из самых интересных мест в истории славян Этой территории. Действительно очень интересных.
И именно поэтому одна из очень внимательно прочтенных мной рецензий в первом втором Пушкине была статья Льва Усыскина "Биография древнерусского европейца". Само название отлично!

Но мы же сейчас не о нем, европейском славянине, "доказавшем", что можно общаться, воевать, претендовать и прочая.
Мы же сейчас о Герое.

Далее о Герое исключительно цитаты, надерганные мной и раскрывающее логику, которая мне ближе.

В определенном смысле галицко-волынский великий князь Даниил Романович (1201 – 1264), перефразируя известное ленинское изречение, является наиболее важным для нас из всех русских князей XIII в., будучи членом очень характерной бинарной оппозиции, противопоставляемым не кому иному, как святому благоверному князю Александру Ярославичу Невскому. В жизни эти люди действительно были политическими противниками, однако важнее даже не их реальный конфликт, а противостояние данных князей как политико-исторических символов. И если имя победителя Ледового побоища всегда было начертано на соответствующих знаменах, то, напротив, герой существенно более масштабной и значимой битвы под Ярославом едва ли ныне известен широкому кругу русских людей.
....

Обычно противопоставление Даниила и Александра формулируется в следующих терминах. Первый – западник, сторонник активного сопротивления монголо-татарам в союзе с европейскими государствами. Второй – категорический враг латинян, убежденный, что эта-то католическая зараза во сто крат хуже союза с Ордой. Оба при этом—сторонники общерусского единства, однако история, дескать, рассудила, кто прав и кто ошибался: линия Невского в конце концов привела к объединению русских земель вокруг Москвы, тогда как линия Галицкого – к переходу его княжества под Литовскую власть и последующую утрату русской идентичности. Вариации апологетики Александра Ярославича при этом простираются от полного замалчивания его "подвигов" по подавлению антимонгольских восстаний и всяческому "продвижению" монгольской власти в Новгороде и других городах Владимиро-Суздальской системы до заявлений о тягостной необходимости проливать кровь соотечественников во имя высокой цели – избежания еще большей крови. При этом Александр неизменно является фактическим символом русских военных успехов, одаренным и опытным военачальником. Разумеется, такой подход – не более чем анахронизм, т. е. привнесение в прошлое наших сегодняшних понятий и представлений. Разумеется, ни о каком общерусском единстве в форме централизованного государства ни тот ни другой политик не помышляли, ну если только в самой теоретической либо мифологической форме.
...
И все-таки сущностная разница между Даниилом и Александром достаточно велика, чтобы оправдать исходное противопоставление. Это прежде всего разница средовая, т. е. разница атмосфер в которых большую часть жизни существовали два этих князя. Первым делом отметим, что жизнь Даниила была жизнью воина, полководца. С самых ранних лет вовлеченного в нескончаемые военные предприятия против самых разнообразных врагов: русских князей, польских, литовских, венгерских, чешских, даже немецких властителей. А также – монголов и половцев. Приходилось испытывать горечь поражений вроде знаменитой битвы на реке Калке в 1223 г., но было немало и побед, самой яркой из которых стала уже упомянутая мной битва под Ярославом 17 августа 1245 г., где Даниил во главе русско-половецких сил разгромил своих русско-венгерско-польских противников, обеспечив себе политическое доминирование в Южной Руси. Причем имеется достаточно сведений, чтобы считать Галицкого одаренным полководцем, мастером молниеносного маневра и вообще новатором военного дела: Котляр пишет, что он первым на Руси стал применять западноевропейские арбалеты и, похоже, первым стал заковывать в доспехи боевых коней. А что же Александр Невский, чей профиль глядит на нас с советских боевых орденов? [Это просто автор не в курсе, что будет дальше. Выделение мое - NT] Как ни странно, этот князь особыми боевыми заслугами похвастать никак не может. Сам факт детального описания в апологетических биографиях князя так называемой Невской битвы уже говорит об этом с исчерпывающей прямотой: столь незначительная стычка, одна из десятков, случавшихся тогда ежегодно, не стоила бы упоминания в летописи, если б было чем ее заменить. Это артефакт того же примерно сорта, что и полумифический бой у Почхонбо в 1937 г., когда пара десятков партизан Ким Ир Сена атаковала с умеренным успехом провинциальный полицейский участок – это событие северокорейская агиография величает одним из крупнейших сражений мировой военной истории. В самом деле, помимо Ледового побоища – по масштабу весьма среднего для тех лет и не особо значительного по результатам сражения, когда возвращавшаяся из грабительского набега на эстов дружина князя была неудачно атакована наспех сколоченными силами Ливонского ордена и Тартуского епископа – 17-летний Невский, возможно, еще принимал участие в отцовском походе на Смоленск в 1239 г. Вот, собственно, и вся его военная биография: остальное – карательные походы по русским городам совместно с татарами [выделение не мое - NT].

...

Мои поздравления дорогому народу и его идеологам. Оба не обманули ожиданий.
Отдельное спасибо френд-ленте просвещающей.
Tags: history, read
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments